Роман «Дом без хозяина». Содержание и смысл

Роман «Дом без хозяина» — один из сильнейших романов Бёлля. Сопоставляя «Дом без хозяина» с предыдущими книгами Бёлля, мы видим, что в каждой его повести или романе — своя структурная формула, определяющая взаимоотношения автора с персонажами. В романе «Где ты был, Адам?» писатель сам ведет рассказ и о довоенной жизни действующих лиц, и об их судьбах в дни войны. В повести «Хлеб ранних лет» автор как бы устраняется, а герой, Вальтер Фендрих, исповедуется перед читателями. «И не сказал ни единого слова» — роман-дуэт: здесь поочередно звучат голоса обоих главных действующих лиц. И наконец в, романе «Дом без хозяина» Бёлль в первый раз применяет повествовательный принцип, к которому будет возвращаться в последующих книгах: множественность точек зрения.

Неопытного читателя начало романа может озадачить. «Он не сразу просыпался, когда среди ночи мать включала вентилятор…» А кто этот «он»? Постепенно в полусонных раздумьях неизвестного выплывает то одно, то другое лицо, и лишь под конец главы проснувшийся назван по имени — Мартин. В следующей главе фигурой первого плана становится Генрих Брилах, люди и события представлены так, как видит их он. В третьей главе эстафету повествования принимает мать Мартина, Нелла, в четвертой — мать Генриха, Вильма, в седьмой — друг семьи Бах, художник Альберт. Сам автор ничего не говорит «от себя», но неназойливо, незаметно подключается к размышлениям, впечатлениям, воспоминаниям то одного, то другого персонажа. От читателя тут требуется известная сообразительность, как требуется она порой и от кинозрителя, который должен без чьей-либо подсказки разобраться в характерах и взамоотношениях лиц, появляющихся на экране. Возможно, что в манере повествования, избранной здесь, косвенно отозвался опыт современного киноискусства и — еще более непосредственно — опыт американского писателя Уильяма Фолкнера, которого Бёлль ценил очень высоко. Множественность повествовательных точек зрения несколько осложняет процесс восприятия романа, но зато она активизирует аналитическую мысль читателя, дает ему возможность вступить в более тесный душевный контакт с людьми, о которых идет здесь речь.

В смерти отца Мартина, поэта Раймунда Баха, виновен некто Гезелер: бабушка заставляет мальчика твердо помнить и повторять это ненавистное имя. Из воспоминаний Альберта мы узнаем, что офицер Гезелер обозлился на солдата Баха, который независимо держал себя с начальством, и послал его в опасную разведку, по сути дела, на верную смерть. И теперь, десять лет спустя, этот же самый Гезслер, ставший видным литератором ФРГ, пишет статьи и читает лекции о поэзии Раймунда Баха! По ходу действия все полнее раскрывается облик бессовестной троицы: Гезелер, Шурбигель, патер Виллиброрд. Все они в годы гитлеровской власти ловко приспособились к нацизму, а теперь выступают в выигрышных ролях поборников западной демократии и христианской морали. Так реализуется в романе важный идейный мотив, занявший большое место в творчестве Бёлля: разоблачение современных наследников Гитлера и Геббельса, выступающих в официальном мире ФРГ под разными масками.

По ходу действия романа выясняется и другое. Поэт Раймунд Бах намеренно держался в стороне от политики, старательно избегал ходячей нацистской фразеологии, писал стихи в нарочито затуманенной, отвлеченной манере. И стихи эти, именно в силу неопределенности их идейного содержания, стали «лакомым куском» для нацистов, а впоследствии и для послевоенных апологетов буржуазного мира. (Вспомним слова Бёлля, сказанные в интервью: «Все, что публикуется, даже стихотворение, представляет политический акт…».)

В ансамбле разнообразных персонажей романа есть лицо, вызвавшее разногласия в критике (в частности, в критике ГДР). Это бабушка Мартина, мать Неллы. На чьей она стороне? В финале романа именно она нападает на Гезелера и его клику, награждает Шурбигеля и Виллиброрда увесистыми оплеухами. И все же — можно ли считать бабушку противницей темных сил наравне, скажем, с Альбертом, который поддержал ее в стычке с Гезелером и компанией? Нет, дело обстоит сложнее. Запоминается эпизод, где бабушка рассказывает Мартину о мармеладной фабрике, источнике богатства семьи. Она с гордостью показывает мальчику диаграммы, из которых явствует, что после прихода Гитлера к власти и особенно в годы войны кривая доходов стала стремительно подниматься вверх: фирма обслуживала нацистские партейтаги, летние лагеря и другие многолюдные сборища. Да, конечно, бабушка горюет о том, что ее дочь Нелла лишилась мужа и ее горячо любимый внук Мартин растет без отца. Но по своей классовой сути она принадлежит к тем, кто содействовал утверждению фашистской власти и несет свою долю ответственности за преступления. Так беспощадно-трезво подходит здесь Бёлль к проблеме национальной вины. Не забывает он упомянуть и о том, что безобидные рекламные стишки, которые сочинял покойный Раймунд Бах для предприятия своего тестя, красовались на этикетках банок с повидлом, поступавших в распоряжение вермахта: и Раймунд, и его друг Альберт немало насмотрелись на эти банки, валявшиеся на обочинах дорог войны.

В столкновении с Гезелером и прочими Нелла, Альберт и бабушка — заодно. Но читателю ясно, насколько они различны и по характерам, и по жизненным позициям. В романе «Дом без хозяина» ярко сказывается склонность Бёлля к тому, чтобы изображать каждого человека в его бытовом окружении, наглядно, предметно. Нелла, душевно пришибленная ранним вдовством, томящаяся в безделье, видится нам в дыму сигарет, в компании праздно болтающих гостей. Альберт неразлучен с карандашом и блокнотом — рисование для него не только профессия, но и главное, любимое дело. А бабушка столь же неразлучна со своей чековой книжкой, в которой воплощен итог ее жизни; лучше всего она себя чувствует в аляповато-роскошном ресторане, где она пичкает внука и объедается сама тяжелыми мясными блюдами, а потом, дома, шумно требует, чтобы к ней позвали врача. Грубопрозаические подробности, сопровождающие на всем протяжении романа образ бабушки,— не причуда романиста, не дань натурализму: эти подробности по-своему необходимы как элемент социально-психологической характеристики.

В ряду персонажей «Дома без хозяина» есть лицо, оказавшееся там как бы случайно: это Глум. Возможно, что этот добродушный старик, уроженец одной из национальных окраин Сибири, испытавший много невзгод и попавший неведомо почему в Западную Германию, призван опровергнуть россказни школьного учителя о «страшных» русских. А может быть, он должен напомнить о том, как драматично складывались людские судьбы в нашу бурную эпоху. Однако на фоне романа, где каждая подробность безукоризненно достоверна, история Глума представляется причудливой фантастикой — тут сказались те, мягко говоря, приблизительные представления о России, от которых не был свободен даже такой знаток русской литературы, как Бёлль.

Один ответ на Роман «Дом без хозяина». Содержание и смысл

  1. Адольф:

    В Германии не было фашизма ,автор исправь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: