Генрих Бёлль в Советском Союзе

«Я считаю себя современным писателем»,— сказал Генрих Бёлль в беседе с французским журналистом. И тут же пояснил эти слова: «Все мои сюжеты относятся к годам после 1917-го — это год моего рождения, а вместе с тем и год русской Революции» (Jean Tailleur. Entretien avec Heinrich Boll. «Les Lettres francaises», 4—10. VI. 1964). Иначе говоря, писатель, родившийся в Кёльне 21 декабря 1917 года, был в прямом смысле ровесником Октября. И примечательно, что он сам соотносил свое творчество с той исторической вехой, какою стала наша Революция для народов всего мира.

Не будем упрощать то, что на самом деле сложно. Генрих Бёлль, католик, христианский гуманист, вовсе не был приверженцем революционного марксизма и сам не раз напоминал о разногласиях, отделявших его от социалистического общества. Но к нашей стране он так или иначе чувствовал давнюю и искреннюю привязанность. Прежде всего потому, что сознавал решающую роль Советского Союза в разгроме гитлеровского рейха. Об этом он сказал очень внушительно и ясно незадолго до смерти, в речи, произнесенной по западногерманскому телевидению 6 июня 1984 года. Русские симпатии Бёлля имели и другую основу, тоже очень прочную. Он с юных лет читал русских классиков, любил и чтил их. Стоит привести строки из его ответа на анкету Пушкинского дома:

«Я смотрю на русскую литературу XIX века как на величайшую, самую гуманистическую и одновременно самую важную во всем свете. Поэтому мне было бы сложно выбрать между Достоевским, Толстым, Пушкиным, Гоголем, Чеховым и Лермонтовым. Однако мне кажется, что два писателя — Достоевский и Толстой — являются исключительными, по меньшей мере, самыми значимыми для иностранного читателя выразителями этого века русской литературы. При этом Достоевский и Толстой, как я их понимаю, вовсе не противоположности, пусть они и представляются нам такими; я полагаю, они дополняют один другого. Как бы там ни было, с точки зрения мировой литературы эти авторы имеют такое колоссальное значение, что выразить его мне не хватает слов».

Русские чтения Бёлля не ограничивались классиками прошедшего века: он с интересом читал и книги советских писателей (по его устному свидетельству — едва ли не все, что он мог достать в немецких переводах), был знаком с творчеством Блока, Есенина, Маяковского, высоко ценил Бабеля и Пастернака, опубликовал статью о Ю. Трифонове.

Советские читатели, со своей стороны, проявляли живое внимание к творчеству Бёлля. Его произведения у нас много раз переводились начиная с 1957 г., когда в журнале «Иностранная литература» появилась подборка его рассказов. Общий тираж изданий Бёлля в СССР достиг еще при его жизни внушительной цифры в два миллиона экземпляров; инсценировка его романа «Глазами клоуна», осуществленная театром им. Моссовета в 1968 году, с успехом идет до сих пор.

Популярность произведений Бёлля в СССР не раз давала повод для нападок на него со стороны реакционной прессы. Писатель сам ответил на такого рода нападки: «Я радуюсь тому, что мои книги вышли в Советском Союзе и, судя по всему, пользуются спросом. Я нахожу, что это лестно со стороны народа, который так сердечно относится к своей собственной, великой и великолепной литературе и который воспитал в себе такую необычайную читательскую чуткость» (Heinrich Boll. Offenbarungseid. «Die Zeit», 4. XI. 1972).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: