Проза Василия Шукшина | Литература и искусство

Проза Василия Шукшина

Василий Шукшин. Сама жизнь

Как писатель Шукшин обогащал киноискусство новыми темами, новыми сюжетами. Он был проблемен, он доверял слову, диалогу. «Россия разговаривающая, Россия спорящая, иронизирующая, вырабатывающая всякого рода живописные словесные формулы — таков главный герой Шукшина» (Чалмаев В. Обновление перспективы. М., «Современник», 1978, с. 119). Материализация сознания (например, в киноновелле «Думы») ему не всегда удавалась, как удавалась она Довженко, Бергману, Рене, может, из-за документальности его киностиля. Но Шукшин дал экрану неоценимое — человеческие характеры.

В прозе своей Шукшин считал ведущей тему душевных поисков. Он перенес ее и в кинематограф, тем самым обогатив искусство кино животворной традицией классической русской литературы. «Яростная жажда высокого смысла, последнего смысла — она у Шукшина объясняет все, всю стилистику, весь пафос; этой жаждой пронизаны у него все тексты и роли, до последнего словечка, все высказывания, до любого вскользь брошенного словца, бережно реставрируемого теперь слышавшими его людьми» (Аннинский Л. И память — по труду. — «Лит. Россия», 1983, 15 апр.).

О своеобразии шукшинской прозы точно сказал Залыгин. «Все просто. Все обыденно. И все — серьезно. И восстановлено утерянное было умение русской прозы говорить о малом факте жизни, как о Жизни. Чеховское, бунинское умение. Для классического русского рассказчика первостепенное значение имел сам факт жизни, а себя самого он ощущал как некий инструмент, как средство выражения все той же жизни» (Залыгин С. Несколько слов о современной русской прозе. — «Красный Север», 1979, 27 марта).

Мы не знаем, есть ли в нашем кино Чехов, Бунин. Хотя есть традиция говорить о современной жизни в формах самой этой жизни. Она проявлена в отдельных фильмах Герасимова, Ростоцкого, Хуциева, Иоселиани, других мастеров. Заслуга Шукшина в сознательном, последовательном утверждении этой традиции — на классическом уровне. Шукшин не выпячивал свое режиссерское «я». Жизнь была для него не поводом для профессионального самовыражения, она была важна для него сама по себе.

А ведь в конечном счете услышан тот, кто сказал то, что хотел сказать, а люди не заметили, как он это сделал, считал Шукшин. В этом магия искусства. Он, но крайней мере в своих актерских опытах, всегда чувствовал удовлетворение, когда удавалось хоть немножко пожить в кадре независимо от камеры. Когда он не знал, где она стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: