Коллективная вина в творчестве Бёлля

Один из ранних рассказов Бёлля принес ему в 1951 году первый литературный успех — премию «Группы 47», объединившей в послевоенные годы лучшие писательские силы Западной Германии. Рассказ этот, «Белая ворона»,— вещь в известном смысле программная. Тут обобщающий смысл гораздо шире сюжета. Бёлль и в зрелом творчестве много раз обращался к разнообразным типам «белых ворон», людей неприкаянных, неудачливых, не умеющих и не желающих быть «такими, как все». С оттенком шутки, но в то же время и всерьез повествователь выражает здесь свое убеждение: «Семья без белых ворон — какая-то пресная и лишенная характера». Бёллевский пафос чудачества, впервые выраженный в этом раннем рассказе, одушевляет многих героев его поздних и наиболее известных произведений, будь то клоун Ганс Шнир из романа «Глазами клоуна» или Шрелла из романа «Бильярд в половине десятого». Это люди, у которых неприязнь к миру собственников, к правящим сферам Бонна и тем более к неофашистам, милитаристам носит характер осознанный и открытый. Чудачество, отщепенчество для них — та форма несогласия с общепринятым, подчас даже и протеста против власть имущих, которая им доступна.

К типу «белой вороны» до некоторой степени примыкает и лейтенант Файнхальс, главный персонаж романа «Где ты был, Адам?». Он интеллигент не только по общественному положению, но и по душевному складу, и уже в силу этого, как легко догадаться читателю, не приемлет фашизм и войну. Но это неприятно носит у Файнхальса характер скорей инстинктивный, чем осмысленный, и не проявляется ни в словах, ни в поступках. На него то и дело обрушиваются несчастья — то ранение, то внезапная разлука с девушкой, которую он только-только успел полюбить; военная «карьера» Файнхальса завершается нелепой смертью от немецкой гранаты в момент возвращения домой. Такая судьба может внушить жалость. Но одна мимоходом брошенная подробность вносит в авторскую характеристику Файнхальса отрезвляющий критический оттенок: до войны он был архитектором, строил по заказу крупной фирмы школы, заводы, а также… казармы. Иначе говоря, тут перед нами не только жертва войны, развязанной нацистами, но и соучастник национальной вины.

Так обнажается проблема, глубоко беспокоившая писателя уже в пору его творческих дебютов. В очерке «О самом себе» он прямо говорит от имени своего поколения: «Неожиданно став мужчинами,старались расшифровать постигшую всех нас беду, но не могли найти подходящего кода; сумма страданий была слишком велика, чтобы взыскать ее с тех немногих, кого явно можно было назвать виновными, получался остаток — он и по сей день еще не поделен».

В отдельных эпизодах романа «Где ты был, Адам?» встают различные типы офицеров. Романист сопоставляет их довоенную жизнь и их поведение на фронте и этим усиливает эффект дегероизации. Война раскрывается на многофигурном полотне Бёлля как изощренно жестокий гиньоль, несущий неисчислимые, самые непредвиденные бедствия и виновным, и невиновным.

Выход романа «Где ты был, Адам?» в 1951 году ознаменовал поворот в судьбе писателя. Он смог оставить неинтересную службу в статистическом ведомстве Кёльна и всецело посвятить себя литературной деятельности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: